Валентин Васин. Взаимодействие национальных групп внутри российского экономического пространства.

Валентин Васин. Взаимодействие национальных групп внутри российского экономического пространства.



Одной из важнейших проблем эффективного развития российской экономики сегодня является проблема взаимодействия различных национальностей, как на международном уровне, так и в российском социально-экономическом пространстве. Существует множество преград налаживания здоровых адекватных и эффективных контактов, такие как национальные стереотипы, национальные установки, различия национальных ценностей и традиций, которые приводят к формированию национальных предрассудков. К причинам, также, можно отнести прошлые и настоящие межнациональные конфликты, вследствие которых эффективные контакты нарушаются. Потеря взаимодействия между национальностями в итоге приводит к автономной жизни национальных групп, а, следовательно, создает проблемы для качественного развития социально-экономических отношений. Профессиональные контакты, безусловно, продолжают существовать между представителями различных национальных групп, но уровень доверия к «чужим» при этом, все же, снижается. За счет этого, теряется их полноценность и полные возможности.

В данной статье мы опишем результаты проведенного нами исследования на выявление идентификации представителей четырех национальных групп (русские, армяне, казахи, чеченцы), проживающих на территории Саратовской области с другими национальными группами. Это покажет нам то, с кем их отношения складываются наиболее эффективно. Мы сможем увидеть проблемы взаимодействия между некоторыми национальными группами. А, следовательно, можно будет говорить о тех моментах межнационального взаимодействия, которые негативно сказываются на социально-экономическом развитии нашего государства, которые его тормозят.

Соответственно, в данной работе мы ставим перед собою следующие задачи.

Вначале, будет необходимо определиться в понимании таких явлений и их основе, как этнос, нация, народность. Далее, мы рассмотрим эти образования как социальные группы, определимся в закономерностях их взаимодействия, на основе чего попытаемся выстроить их иерархию, отразив тем самым российское пространство как единое целое, систему. Далее, мы теоретически рассмотрим само явление идентификации, и, основываясь на этом, опишем результаты нашего исследования.

Теоретический анализ

Вообще, сегодня одной из конкретных проблем этнологии, этнопсихологии и социальной психологии является рассмотрение таких явлений, как нация, народ, этнос, национальность, национальный характер. В различных трактовках ученых заключено понимание природы этих явлений, их детерминанты, особенности влияния на человека и общество, значимость, цель и смысл их исследования.

Итак, перейдем непосредственно к решению первой задачи настоящей работы. Сразу стоит отметить, что в современной научной среде эти четыре понятия (нация, народ, этнос, национальность) зачастую являются либо взаимозаменяемыми, либо имеющими незначительные отличия. При этом, в различных подходах за основу понятий берутся абсолютно разные явления, например язык, биологические особенности, социальные, географические, исторические или же культурологические. Так, в толковом словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеол. выражений / Российская АН. Ин-т рус. яз.; Российский фонд культуры. – М., 1992. – 960 с.) дается следующее определение понятию этнос. Этнос – это исторически сложившаяся этническая общность – племя, народность, нация. Племя, при этом, понимается как этническая и социальная общность людей, связанных родовыми отношениями, территорией, культурой, языком и самоназванием. Народность – общность людей, исторически сложившаяся в процессе разложения племенных отношений на базе единства языка и территории и развивающейся общности экономической жизни и культуры. Нация – 1. исторически сложившаяся устойчивая общность людей, образующаяся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, особенностей культуры и духовного облика; 2. Страна, государство. Как видно, из этих определений, нация является наивысшей ступенью развития племени. Но, исходя из этого, получается, что этнос – есть, категория, вмещающая в себя все эти три понятия. Рассмотрим, как она трактуется различными учеными-этнологами, философами, историками, психологами, чтобы далее определиться, что же лежит в основе этого явления.

Ю.П. Платонов рассматривает этнос как исторически сложившуюся на определенной территории устойчивую совокупность людей, обладающих общими, относительно стабильными, особенностями культуры (в том числе языка), а также сознанием своего и отличия от всех других подобных образований (самосознанием), фиксированном в самоназвании (Платонов Ю.П. Психология национального характера: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Ю.П. Платонов. – М., 2007. – С. 231). Таким образом, можно сказать, что ученый включает в основные факторы этноса географические, биологические и социальные (например, идентичность и социокультурные, например, язык).

Ю.В. Бромлей основными этническими факторами видит специфические особенности культуры и техники (Бромлей Ю.В. К разработке понятийно-терминологических аспектов национальной проблематики // Советская этнография. 1989. №6. С. 4). А в начале XX века, этнос и этнические особенности, чаще, характеризовались, как биологическая популяция, биологически детерминированные явления. С.М. Широкогоров видит этнос как «людей, говорящих на одном языке, признающих свое единое происхождение, обладающих комплексом обычаев, укладом жизни, хранимых и освященных традицией и отличаемых его от таковых других» (Широкогоров С.М. Этнос. Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений. Шанхай, 1923. С.22), но при этом, все же, говорит о нем (этносе), как о биологической общности.

Выдающийся отечественный историк и этнограф Л.Н. Гумилев, трактует этнос как естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующий как энергетическая система (структура), противопоставляющая себя всем другим таким коллективам, исходя из ощущения комплиментарности (Гумилев Л.Н. Древняя Русь и великая степь / Лев Гумилев. – М., 2007. – С. 858). Здесь, под комплиментарностью понимается положительная (отрицательная) – ощущение подсознательной взаимной симпатии (антипатии) особей, определяющее деление на «своих» и «чужих» (там же, С. 852). Он утверждает, что в основе этноса лежит географический фактор и отграничивает его от противопоставляющихся – социального и биологического.

В общем-то, в любом случае, прими мы за основной фактор один из перечисленных, обязательно найдется тот или иной этнос, который окажется, так сказать, не у дел, поставив под сомнение наше понимание. Чаще же всего встречаемыми в литературе основными факторами являются: общность, сложившаяся историческим, естественным путем, имеющая общую территорию, культуру и язык. Могут ли все эти факторы являться основными? Думается, что нет. Так или иначе, хотя бы один из них будет выпадать от этноса к этносу. Саратовский ученый-философ Х.Б. Тадтаев (Тадтаев Х.Б. Этнос. Нация. Раса. Национально-культурные особенности детерминации процесса познания / Под ред. С. И. Замогильного. — Саратов, 2001. — 248 с.), определяя суть этнического, предполагает, что таковым (основным фактором) может выступать язык. Но, перечисляет ряд этносов, которые либо имея один язык, ощущают себя разными и проживают в разных государствах (например, швейцарцы, австрийцы, немцы и англичане, австралийцы, американцы), либо один этнос, по сути, имеющий несколько языков, причем не диалектов, а именно языков (например, мордва или грузины). В итоге сам, опровергая таковую возможность, настаивает на рассмотрении языка, как одного из основных факторов. Трудно не согласиться, язык действительно, с одной стороны детерминирует особенности психологического склада этноса, его культуру, либо же наоборот, является результатом особой культуры. Ясно точно одно, он может являться средством рассмотрения этих особенностей, но и без него общность вполне может считаться этносом, потому как в современном мире легко встретить этносы, члены которого могут даже не владеть своим родным языком, но при этом причислять себя к таковому, быть с ним единым целым, вести себя соответственно, отличаться от представителей другого этноса.

Рассматривать этнос просто, как общность, сложившуюся историческим либо естественным путем будет занятием весьма примитивным, потому как под таким углом мы более не увидим различий между ними. А они ведь есть, объективно есть. Ну, видим же мы их в реальной жизни, взаимодействуя с представителями разных этносов! Сама по себе, этничность – определенная общность, отличающаяся и отличающая ее от других.

Видеть главным в этносе наличие у него территории, так же, неверно. Во-первых, вновь, встанет вопрос о том, что отличия останутся лишь на уровне географическом, а значит, переместись индивид в другую местность, сменится его этничность. А во-вторых, потеряй целый этнос свою землю, он тоже, прекратит свое существование. А как же тогда быть с евреями до середины XX века или цыганами и поныне? Значит, как минимум, следует говорить о территориальном происхождении этноса, то есть о том, откуда он.

Теперь рассмотрим как основной фактор этноса культуру. В самом общем виде культура понимается как совокупность производственных, общественных и духовных достижений людей (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеол. выражений / Российская АН. Ин-т рус. яз.; Российский фонд культуры. – М., 1992. – 960 с.).

Естественно, таковые возможны только при наличии у общности социального. Вот тут то, и хотелось бы обратиться к работам Л.Н. Гумилева. Как уже говорилось выше, он не рассматривал этнос образованием ни биологическим, ни социальным, ни их синтезом. Отвергал рассмотрение этноса, как общества. Этнос в его понимании является дообщественной общностью людей, имеющих определенное отличное биологическое происхождение и адаптируемое к определенным географическим условиям. Эти условия, при адаптации к ним, и начинают детерминировать, формировать определенное стереотипное поведение общности. Таким образом, при адаптации, выработке стереотипа поведения происходит его закрепление, а как конечный результат, - появляется культура, в соответствии с которой и протекает в дальнейшем жизнедеятельность общности. Отметим еще раз, культура, есть, результат адаптации этноса к условиям, в которых он проживает. И с течением времени, на определенном этапе жизни последнего, новые поколения начинает формировать уже не процесс адаптации к географическим условиям, ведь он постепенно сходит на нет, а сама культура, то есть, по сути, продукт этой адаптации. Это подтверждает и сам ученый: «говоря об этносах, мы все время говорим «было»» (Гумилев Л.Н. Конец и вновь начало. – М., 2007. – С. 24). И действительно, если это не так, то почему в последние века не продолжают появляться новые этносы? Потому что адаптация человечества к природе, в целом, завершена. Этнология, по сути, и рассматривает закономерности появления культуры при взаимодействии общности со средой проживания или же саму культуру, как результат этого взаимодействия. Но это еще, ни в коем случае не говорит о том, что изучения этносов бессмысленны. Во-первых, есть ряд этнических особенностей и явлений, которые представляют интерес для науки. Ведь в любом случае, этнические особенности, образованные когда-то, можно наблюдать и сегодня. Скажем, японец, переехавший жить в США так или иначе, даже если он ощущает себя больше американцем, нежели японцем, имеет-таки свои отличительные особенности, как физиологические, так и проявляющиеся в поведении, поступках, которые выделяют его из ряда американцев. Менталитет дает о себе знать (см. ниже). Во-вторых, сегодня мы находимся на этапе новых образований. Здесь, уже культура является не результатом, а причиной формирования новых поколений. Проще говоря, тот же японец, если он переехал в США, то по каким-то причинам выбрал это государство, оно для него оказалось наиболее референтным, он идентифицирует себя с американцами. Но, как видно, во втором случае, конечно же, этнические особенности уже играют наименьшую роль, если играют таковую вообще.

Вернемся же к вопросу о том, что же является главным фактором явления этнос. На наш взгляд таковым и у этносов и у любых других национальных явлений выступает идентификация. Л.Н. Гумилев, в данном случае, рассматривая именно этнос, говорит о комплиментарности (деление на «своих» и «чужих», подсознательная симпатия к «своим»). К этому подводит и Х.Б. Тадтаев, находясь в поиске общей характеристики. Идя от фактора к фактору одно, как нам кажется, остается неизменным – идентификация. Индивид может не являться носителем языка, но ощущать себя членом определенной общности. Проживать с нею не на одной территории, но именно она будет для него референтна. При этом, подчеркнем, что, все же первичным фактором этничности является его биологическое происхождение. Так или иначе, тот же японец, хоть и чувствует себя больше американцем, но по таковому является японцем.

Мы считаем, что для рассмотрения здесь социального компонента необходимо отделить от понятия этнос понятие «национальность». В современном мире взаимодействие между национальными, этническими группами происходит очень объемно и тесно. Знание людьми особенностей других культур (результата адаптации к природным условиям другого этноса) не подвергается сомнению. А, следовательно, для индивида одного этнического происхождения может быть более референтна совсем другая, не его, общность. Поэтому, вполне можно говорить о нем, что по своей национальности он является не тем, кем по этническому происхождению. Даже, если взять детей эмигрантов, которые росли и развивались уже не в своей этнической группе, они впитывали в процессе развития культуру, в которой живут. Это значит, что можно сказать о них, что по своему этническому происхождению они являются одними, а по национальному - другими. Национальность, в общем, смысле понимается как принадлежность к той или иной нации, национальной группе, народности (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеол. выражений / Российская АН. Ин-т рус. яз.; Российский фонд культуры. – М., 1992. – 960 с.). Мы будем понимать национальность как ощущение индивидом своей принадлежности к какой-либо национальной группе (будь то этнос, народность, нация), наличие идентификации с ней.

Нация же является объединением, по тем или иным причинам, этносов, национальностей, этнических групп, народов в единое социально-психологическое, социально-экономическое и политическое пространство. Другими словами, это объединение коллективов (в данном случае национальных субъектов) в более крупный интегральный субъект.

Таким образом, из приведенной схемы видно, что племя формируется, как первичное состояние этноса на основе взаимодействия нескольких рас. Далее, оно разлагается (распространяется), формируя народность, которую уже составляют сами этносы, то есть, более развитые племена. Здесь, мы предполагаем, определенный уровень развития культуры уже присутствует, но процесс адаптации продолжается. Затем, на основании этносов формируются национальности. В конце концов, три этих явления (или же какие-либо из них частично или целиком) создают нацию. Отметим, что данное количество рас, племен, этносов, народностей, национальностей, приведенное нами нельзя рассматривать за эталон. Это лишь пример. Одно точно, племя, то есть, первичная форма этноса складывается на основе нескольких рас. Остальные явления могут варьироваться количественно. Может быть и один этнос, национальность (а значит отсутствие народности), которая формирует нацию. Может быть множество этносов, национальностей, народностей, которые образуют нацию. Пример очевиден – Россия. Все этносы и национальности имеют свое название (свой этноним), но при этом все его члены, одновременно, являются гражданами Российской Федерации – россиянами. Возможны и такие варианты, при которых не все составляющие народности (этносы, национальности) фактически находятся в составе одной нации. Пример – современные абхазы. По своему происхождению (по своей народности) они являются черкесами, также, как и, собственно, сами черкесы, адыги, но, при этом, на сегодня являются самостоятельной нацией, имея свою государственность, суверенность.

Далее, мы рассмотрим само явление идентификации с психологических позиций с целью изучения контактности через эту самую идентификацию испытуемых с различными национальными группами.

Большинством ученых утверждается, что понятие «идентификация» как таковое было введено З. Фрейдом в рамках его психоаналитической теории. Он понимал под последней, отождествление; установление совпадения с чего-либо с чем-либо; бессознательное отождествление, уподобление себя другой личности, вследствие чего появляется подражание в поведении (Фрейд З. Тотем и табу. М.: Олимп: Изд-во «АСТ-ЛТД», 1997. – 447 с.).

Идентификация – это защита от объекта, вызывающего страх, путем уподобления ему же. Благодаря этой защите достигается символическое обладание желаемым, но недосягаемым объектом. Неосознаваемое следование образцам и идеалам, позволяющее преодолеть собственную слабость и чувство неполноценности (Новейший психологический словарь / Под общ. ред. В. Б. Шапаря. – Изд. 2-е – Ростов н/Д.: Феникс, 2006. – С. 153).

Большое развитие данное понятие получило в социальной психологии. Идентификации, здесь, рассматривается, как важнейший механизм социализации, проявляющийся в принятии индивидом социальной роли при вхождении в группу, в осознании им групповой принадлежности, формировании социальных установок. Современное понимание идентификации охватывает несколько пересекающихся областей психической реальности:

- как процесс и результат отождествления индивидом себя с субъектом (другим индивидом, группой) на основе эмоциональной связи, за счет чего принимаются соответствующие нормы, ценности и образцы поведения;

- опознание чего-либо или кого-либо;

- представление другого человек как самого себя, наделение его своими чертами;

- постановка себя на место другого субъекта (индивида, группы) (Новейший психологический словарь / Под общ. ред. В. Б. Шапаря. – Изд. 2-е – Ростов н/Д.: Феникс, 2006. – С. 155).

Стоит отметить, что как таковое, явление идентификации рассматривалось учеными еще задолго до становления теории З. Фрейда. По данной проблеме, также, можно отметить ряд авторов, изучавших феномены больших групп. К ним относятся работы Г. Тарда, Г. Лебона, В. Вундта, К. Г. Юнга (Семечкин Н.И. Социальная психология: Учебник. – Ростов н/Д: «Феникс», 2003. – 608 с.).

Французский ученый Г. Тард, изучая природу власти и подчинения, говорил, что исходный источник всякого авторитета находится в отце. Таким образом, первый объект идентификации развивающейся личности – отец. Семья, следовательно, действительно выступает первичной ячейкой общества, поскольку все другие виды и типы власти на всех без исключения уровнях социальной иерархии происходят от власти отца, являясь, по сути, ее трансформированными формами (Семечкин Н.И. Социальная психология: Учебник. – Ростов н/Д: «Феникс», 2003. – 608 с.).

Потребность в подчинении вождю также подтверждается и в работе Э. Фромма «Бегство от свободы» (Фромм Э. Бегство от свободы; Человек для себя. – Мн.: ООО «Попурри», 2000. - 608 с.). В ней он говорит о наличии потребности человека в привязывании себя к определенным институтам власти. Здесь, он указывает на то, что данная потребность основывается на желании человека подчиняться для того, чтобы уйти от одиночества, объединиться с людьми, и освободиться от ответственности за свою жизнь, которая его обременяет. «Те же, кто хочет жить по-настоящему осмысленно, встают на путь служения. Другого выбора они, по сути, не имеют.

Таким образом, мы понимаем под идентификацией процесс и результат отождествления индивидом себя с другим субъектом, будь то другой индивид или же какая-либо группа. Соответственно, национальная идентификация понимается нами как процесс и результат отождествления индивидом себя с национальной группой. Как процесс, в обоих случаях, субъект становится для него референтен, происходит отождествление. А как результат, происходит принятие индивидом норм и ценностей того, с чем (кем) он себя индентифицирует.

Методика

Итак, для выявления уровня идентификации испытуемых с различными национальными группами была применена методика референтометрии, разработанная А.В. Петровским и его коллегами. Референтометрия позволяет увидеть индивида, как бы, вышедшего за рамки этой группы в поведении. Другими словами, позволяет увидеть не столько соответствие ценностям групповым, сколько непосредственно возможность деятельности в соответствии с ними. Ведь сама по себе сформированность чего-либо у индивида еще не свидетельствует о соответствующем построении своей деятельности.

Как отмечает сам А.В. Петровский, выявление именно ценностного фактора, ориентировки на деятельность отличает эту методику от социометрии, разработанной Дж. Морено. Проведенными А.В. Петровским исследованиями подтверждается, что последняя основывается все-таки только на выявлении эмоционального компонента внутригруппового взаимодействия в отличии от референтометрии.

Процесс прохождения референтометрии в нашем случае выглядит следующим образом. Испытуемому предлагается записать в бланке в одну колонку представителей 15-ти разных национальностей. Если им записываются 15, и среди них нет представителей той, к которой он принадлежит, то последними его просят записать своих. Если же они им были вписаны, то шестнадцатыми вписываются еще какие-либо. После этого испытуемому предлагается ответить на ряд вопросов, в каждом из которых ему необходимо выбрать представителей двух национальностей из вписанных им, поставив каждых из них, соответственно на первое и второе место. Чем больше раз им выбираются представители определенных национальных групп, тем выше у него уровень идентификации с нею. При обработке результатов, та национальность, которая ставится испытуемым на второе место, дается 0,5 балла, а та, которая на первое место – 1 балл. По такому принципу и проводится подсчет. Самое большое колчиство баллов, которое может получить каждая национальность у испытуемого – 10. Соответственно, в группу с сильно идентификацией будут относиться те испытуемые, у которых его национальная группа будет получать более 5 баллов.

Вопросы, используемые в методике имеют именно деятельностное содержание (ориентированные на деятельность), а не эмоциональное. Сам А.В. Петровский, в данном, случае ценностно-мотивационную (деятельностную) сферу, исследуемую этой методикой, относит к глубинным слоям внутригруппового взаимодействия, а социометрическую – к поверхностным (Петровский А.В. Психология и время. – СПб.: 2007. – С. 103).

Вопросы, используемые в исследовании звучат так:

1. Представитель какой нации Вы хотели бы, чтобы был рядом с Вами, если бы Вам угрожала смертельная опасность?

2. Какой нации Вы хотели бы, чтобы принадлежала Ваша жена/муж?

3. Среди представителей какой нации Вы хотели бы проживать?

4. С представителями какой нации Вы хотели бы работать в одном коллективе?

5. С представителем какой нации Вы хотели бы провести отдых?

6. С представителями какой нации Вы хотели бы быть в одной армии во время войны?

7. У представителей какой нации Вы попросили бы помощи?

8. С представителями какой нации Вы хотели бы, чтобы Ваши дети учились в школе?

9. Гимн какой нации Вам ближе всего?

10. Чей президент Вам нравится больше всего?

Результаты

Итак, в исследовании приняло участие несколько национальных групп, в среднем, по 20 исследуемых в каждой. Сначала была проведена методика референтометрии для выявлении в общей выборке людей с сильной идентификацией со своей национальной группой. Далее, был проведен модифицированный вариант методики на выявление доминирующей социальной позиции субъекта.

В целом, в сравнении идентификации четырех национальных групп, стоит отметить, что исходя из данных таблиц у русских преобладают 13 национальностей, у армян 10, у казахов 7, а у чеченцев – 11. В целом же по выборке, без учета усредненных показателей, русскими и чеченцами вообще было выбрано 32 национальности, армянами 25, а казахами – 19. Это можно объяснить уровнем и частотой контактов исследуемых национальностей с другими национальностями. Естественно, русские за свою историю имеют очень большой объем последних. Армяне тоже, так как они проживают во многих странах мира, то есть их национальность сильно распространена по другим странам. Казахи же имеют меньше контактов и распространенности в мире. Относительно чеченцев, в данном случае, стоит сказать, что такое большое количество выборов заключается лишь в частных предпочтениях отдельных национальностей и низком количестве их баллов, тогда как в массе своей, выбор разделен не более чем между 11 национальностями (см. приложение). Чеченцы более всего идентифицируют себя с самими собой. Идентификация с другими национальностями, в целом, минимальна. На втором месте находятся русские, так как взаимодействие с ними очень тесное по причине того, что русские являются титульной национальности в общем для них государстве. Третье место отдано арабам, видимо, по причине того, что арабы являются центром их религии. Ингуши занимают четвертое место потому, что долгое время две эти республики были единым целым в советском пространстве. Они являются географически соседствующими республиками.

Исходя из всего вышесказанного, можно заключить следующее. Весьма объемное взаимодействие осуществляется между казахами и русскими. Об этом свидетельствуют показатели идентификации казахов с русскими в приграничных с Казахстаном районах. Отношения между этими двумя национальными группами дружественны. Это может весьма позитивно влиять на развитие социально-экономической сферы страны. Это необходимо учитывать при дальнейшем построении экономической политики в данном регионе. Взаимодействие между русскими и армянами, также, имеют высокий уровень. У армян, проживающих на территории России идентификация с русскими на втором месте, собственно, после идентификации со своей национальной группой. Показатели по идентификации с остальными национальными группами много ниже. Идентификация чеченцев наиболее высокая среди прочих со своей национальной группой, то есть, с самими собой. На втором месте идут русские. Но их показатели много ниже. Поэтому, считаем актуальной и особо значимой работу по улучшению взаимодействия между этими двумя национальными группами. Стоит также отметить, что на третьем месте у чеченцев идут арабы. Это отражается и в том, что нынешнее руководство Чеченской республики стремится сделать ее центром по взаимодействию Российской Федерации с арабским миром. Этот факт также необходимо учитывать в экономической политике. Русские, также, наиболее всего идентифицируют себя с самим собой. У выявлена ориентация на взаимодействие как с национальностями, не входящими в состав Российской Федерации, так и с теми, кто входит в ее состав. Другими словами, русские представляют наше государство и группы, проживающие здесь, в межгосударственном пространстве. За счет этого и имеет место равное взаимодействие с «чужими» и «своими».

В целом, необходимо отметить, что дальнейшее изучение идентификации различных национальных групп внутри нашего государства имеет весьма большую значимость и может показать основные проблемы и пока еще нереализованные потенциалы.



Оригинал и полный текст статьи читайте здесь


 (Нет голосов)

Ключевые слова: Теория коммуникации

версия для печати

Назад к предыдущей странице

Вернуться в начало статьи

Актуальное

Е.О.Цыплакова. Геймификация — мотивационная практика или механизм тотального контроля над трудовым процессом?

Анна Солодухина. В чем заключается суть поведенческой экономики, и почему финансисты не могут избежать финансовых ошибок

Александр Аузан. Институциональная экономика для чайников, часть 12

Вячеслав Валитов. Этническая экономика или неформальная экономика

Интересное

Е.О.Цыплакова. Геймификация — мотивационная практика или механизм тотального контроля над трудовым процессом?

Бор Стенвик. Люди любят истории больше фактов

Василий Ключарев. "Управление делами": новости нейроэкономики

Алексей Паевский. Кружки НТИ: история одной нейроразработки

Популярное

Е.О.Цыплакова. Геймификация — мотивационная практика или механизм тотального контроля над трудовым процессом?

Василий Ключарев. "Управление делами": новости нейроэкономики

Ernst Fehr, Lorenz Goette. Robustness and real consequences of nominal wage rigidity

Lea Cassar, Bruno S. Frey. Should I stay or should I go? An institutional approach to brain drain