Наталья Резник. Есть или не есть?

Наталья Резник. Есть или не есть?


Мало кто из животных, увидев лакомый кусочек, удержится от желания его съесть. Если экспериментатор ставит перед ними такую задачу, обещая награду за ожидание, грызуны и большинство птиц могут вытерпеть лишь несколько секунд, обезьяны — менее минуты, и лишь некоторые виды — минуту и больше. Такой же результат показывают собаки, но, тут, вероятно, проявляется эффект одомашнивания. Дрессированные животные охраняют колбасу и сидят с кусочком сахара на носу.

Способность животного потерпеть ради будущих благ связывают с общим развитием когнитивных способностей. Тут вне конкуренции врановые птицы. Недавно ученые под руководством этолога из Страсбургского университета Валери Дюфур (Valerie Dufour) установили, что ворон обыкновенный Corvus corax и черная ворона Corvus corone могут до пяти минут беречь полученное угощение, если рассчитывают обменять его на более лакомый кусочек [1].

У многих попугаев когнитивные способности тоже на высоте. Например, африканские серые попугаи Psittacus erithacus определяют, в каком из закрытых контейнеров находится лакомство, встряхнув один из них. Поэтому, когда специалисты кафедры когнитивной биологии Венского университета заинтересовались тем, как попугаи справляются с задачами на отсроченное желание, они начали с P. erithacus [2]. Трем африканским серым попугаям предложили не съедать лакомство сразу и в награду за выдержку получить дополнительный кусочек. Однако птицы не желали ждать более трех секунд.

Тогда исследователи стали работать с другим видом попугаев, какаду Гоффина Cacatua goffini. В экспериментах участвовали 14 молодых птиц: 7 самцов и 7 самок. Какаду не принуждали к участию в эксперименте: вольер, где жили попугаи, был открыт. Птиц звали по имени, и они выходили, если хотели.

Первая задача, которую ученые поставили перед попугаями, — обмен на лучший кусок. Сначала какаду просто тренировались. Их приучили возвращать полученное лакомство в одну ладонь и получать за это награду с другой. Потом задачу усложнили, и награды пришлось дожидаться. Эксперимент выглядел так (см. рисунок). Птица сидела на спинке стула, прижатого к стене небольшим столом. Экспериментатор подходил к столу и показывал попугаю две открытые ладони, на которых лежали разные кусочки. Какаду любят жареное мясо больше, чем орехи пекан, а кешью — больше мяса. Увидев угощение, попугай соскакивал на стол, и ему давали возможность взять с левой руки кусочек пекана, затем экспериментатор закрывал пустую ладонь, а правую, с кусочком мяса или кешью, держал открытой, так что птица видела лакомство, но дотянуться не могла. Если попугай ронял кусочек со стола или начинал его есть, исследователь немедленно закрывал и другую ладонь. Но если птица берегла угощение, экспериментатор через определенное время (2, 5, 20, 40 или 80 секунд) вновь раскрывал левую ладонь, попугай клал туда пекан и получал награду с правой ладони.

Все C. goffini охотно ждали 2 и 5 секунд, чтобы обменять пекан на что-то более вкусное. Половина птиц готова были дожидаться кешью 40 секунд, а три — даже 80. Два попугая, Киви и Маппет, выдерживали 80-секундную паузу в 10-11% случаев, а самка Олимпия — более чем в трети случаев. Мясо не так популярно, ради него 80 секунд ждала только Олимпия. В качестве контроля попугаям предлагали обменять кешью на пекан, но птицы очень быстро сообразили, что делать этого не стоит.

Во второй серии опытов какаду имели возможность обменять кешью на большее количество лакомства. Схема эксперимента была такой же, только в левой ладони лежал кусочек кешью, а в правой — два или шесть кусочков или один, но в два или шесть раз больше исходной порции. Птицы умеют оценивать количественную разницу: когда им предлагали на выбор две порции кешью, они уверенно выбирали большую, но вот меняться не любили. На обмен соглашались 8 птиц из 14, но редко, причем ждали не более 20 секунд. Исключение составил самец Конрад, который обменивал добычу в 70% случаев, ожидая 10 секунд ради соотношения 1:6. Но вообще попугаи неохотно вступали в количественный обмен независимо от величины второй порции.

Исследователи сравнили поведение какаду Гоффина с поведением врановых в экспериментах Валери Дюфур. Все птицы контролируют свое поведение и отказываются от имеющегося ради лучшего, реже — ради большего. Решение «есть или ждать» они обычно принимают сразу, и если предпочитают не меняться, то съедают полученный кусочек в первые секунды. Попугаи чаще врановых готовы обменяться на более вкусное угощение, но ждут меньше, не более 80 секунд, в то время как некоторые вороны и вороны терпели и по 5 минут. Исследователи объясняют это тем, что птицы по-разному ведут себя во время ожидания. Попугаи практически не выкладывают угощение на стол. Они расхаживают по столу, наклоняются влево-вправо, один какаду уселся на спинку стула спиной к экспериментатору и оттуда поглядывал через плечо, не открылась ли уже вторая ладонь. Но кусочек пекана у них всё время в клюве, и если они роняют его на стол, тут же подбирают. Врановые же, дожидаясь обмена, на некоторое время прячут свое угощение.
Валери Дюфур и ее коллеги собирались проверить, влияет ли способность сдерживать порывы и подавлять желания на социальный успех птиц. А на людях такие эксперименты уже проведены.

В конце 60-х годов прошлого века сотрудник Стэндфордского университета Уолтер Мишель (Walter Mischel) и его коллеги доказали, что способность ребенка отложить реализацию своего желания строго коррелирует с успехом в дальнейшей жизни. В экспериментах участвовали дети 3-5 лет. Ребенка сажали за стол, перед ним клали зефир и просили не трогать, пока взрослый не вернется. За терпение обещали вторую зефирину. Нужно было просидеть 15 минут один на один со сладостью. Не все дети справлялись с заданием, среднее время ожидания составило 6 минут. Спустя несколько лет исследователи поинтересовались судьбой своих подопечных. Оказалось, что дети, у которых хватило выдержки потерпеть четверть часа, получают более высокие оценки в школе, менее склонны к приему наркотиков и обладают лучшими социальными навыками, чем их нетерпеливые товарищи по эксперименту. Этот эксперимент стал классикой современной психологии.

Недавно к его результатам обратились специалисты университета Рочестера, которые предположили, что результаты теста могут зависеть не только от умения ребенка контролировать свое поведение [3], но и от обстановки, в которой он находится. В экспериментах участвовали 28 дошкольников, которых разделили на две группы. Каждому ребенку предложили набор «Создай свою чашку». Для начала ребенок должен был нарисовать на листе бумаги, как он хотел бы украсить чашку. Ему давали коробку восковых карандашей и просили немного подождать, пока исследователь не принесет больший и лучший набор для рисования. Работая с одной группой, психолог возвращался через 2,5 минуты со словами: «Извини, я ошибся. У нас нет других наборов. Придется пользоваться этим», — и открывал коробочку с карандашами. Затем он выкладывал на стол маленькую наклейку, обещал принести другие и опять возвращался с пустыми руками. В другой группе экспериментатор всегда приносил то, что обещал: массу принадлежностей для рисования или пяти-семи больших наклеек.

Детям, прошедшим такую подготовку, предлагали зефирный тест, при этом принадлежности для рисования забирали. Развлечь себя было нечем. Исследователи и родители из соседней комнаты наблюдали, как дитя мается над сладостью. Кто пел, кто на стуле ерзал, кто притворялся спящим. Некоторые откусывали зефир снизу, чтобы не было видно, а некоторые и сверху, забыв, что этот укус уже не скрыть. Один малыш немедленно схватил лакомство и — нет, не съел, а закрыл его, убрал с глаз долой. По окончании эксперимента все дети получали три дополнительные зефирины.

Оказалось, что дети, которые на опыте убедились, что этим взрослым можно доверять, ждали в среднем в четыре раза дольше, чем обманутые: 12 минут вместо 3. Лишь один ребенок из группы, которую экспериментаторы обманывали, вытерпел все 15 минут, а среди детей, с которыми играли честно, — 9 из 14. Исследователи не ожидали, что разница между детьми из двух групп окажется так велика. Они предполагали, что она составит минуту или две.

Дети вообще достаточно верно оценивают перспективы. Специалисты университета Рочестера ссылаются на данные других наблюдателей, согласно которым дети, растущие без отца, предпочитают немедленную меньшую награду, чем большую, но отсроченную. Не стали бы ждать и дети, не имеющие личного пространства, у которых в любой момент могут отобрать угощение или игрушки. Так что нежелание подождать ради будущих выгод не всегда говорит о неумении контролировать себя или просчитывать ситуацию на шаг вперед.



Полную версию статьи читайте здесь

 (Нет голосов)

Ключевые слова: Экономика животных

Теги: Животные, Птицы, Обезьяны, Собаки, Попугаи, Эксперимент, Стэндфордский университет, Тест, Eye-tracking, Нейроинформатика

версия для печати

Назад к предыдущей странице

Вернуться в начало статьи

Актуальное

Е.О.Цыплакова. Геймификация — мотивационная практика или механизм тотального контроля над трудовым процессом?

Анна Солодухина. В чем заключается суть поведенческой экономики, и почему финансисты не могут избежать финансовых ошибок

Александр Аузан. Институциональная экономика для чайников, часть 12

Вячеслав Валитов. Этническая экономика или неформальная экономика

Интересное

Е.О.Цыплакова. Геймификация — мотивационная практика или механизм тотального контроля над трудовым процессом?

Бор Стенвик. Люди любят истории больше фактов

Василий Ключарев. "Управление делами": новости нейроэкономики

Алексей Паевский. Кружки НТИ: история одной нейроразработки

Популярное

Е.О.Цыплакова. Геймификация — мотивационная практика или механизм тотального контроля над трудовым процессом?

Василий Ключарев. "Управление делами": новости нейроэкономики

Ernst Fehr, Lorenz Goette. Robustness and real consequences of nominal wage rigidity

Lea Cassar, Bruno S. Frey. Should I stay or should I go? An institutional approach to brain drain